Мосальский край - Мосальский уезд и окрестности

Мосальский край - Мосальский уезд и окрестности

Сообщение Kotov » 24 сен 2012, 12:05

Тут недавно делал выдержки из книги Зайцева А.Е. "Земля Мосальская" (Спасибо ему за книгу)
Делюсь в двух частях

Географическое положение Мосальского района

Мосальский район слывет типичной сельской глубинкой, расположенной на самом западе области, в Смоленско-Московской природной провинции. Граничит с Угранским районом Смоленской области. По площади (1,32 тысячи кв. км) он на девятом месте среди других районов области.
Город Мосальск находится в юго-восточной части района. До ближней границы от него 13 км, до дальней — свыше 80 км. Это, конечно, создает определенные неудобства в управлении хозяйством района.
Более половины района лежит на высоте 200-250 метров над уровнем моря. В западной части хорошо прослеживается Спас-Деменская гряда. С востока и севера в поймы рек Рессы, Пополты и Перекши заходит Угорско-Протвинская низина, к югу простирается Барятинско-Сухиничская равнина.
Реки небольшие, все устремляются в Рессу, а та, в свою очередь, — в Угру. Это бассейн Оки. Совсем близко от южной границы района проходит линия главного водораздела между бассейнами Днепра и Волги.
В междуречье Рессы и Пополты господствуют изрезанные оврагами и балками (по-местному, вершинами) равнины, а между Перекшей и Пополтой много холмов, оставшихся после таяния ледника. В районе распространены отложения каменноугольной системы — известняки с прослоями глин, песков и бурого угля. Встречаются мел, мергель (смесь извести с глиной) и опоки (кремнисто-глинистые рыхлые породы). Из полезных ископаемых можно отметить неплохие по качеству кирпичные глины, строительный песок и гравий, известняк, бутовый камень, торф.
Почвы дерново-среднеподзолистые (западная часть района) и более плодородные светло-серые лесные (восточная часть). По механическому составу среди них много суглинков и супесей.
В лесах преобладают лиственные породы деревьев — береза и осина, по низким местам — ольха. Кое-где сохранились еловые и сосновые массивы, но они сильно вырублены и зарастают малоценными породами. Всего леса занимают 45 процентов площади района, их приходится почти 5 гектаров на каждого жителя.
Нередки болота разных типов — верховые, низинные, лесные, кочкарники, ржавцы, зыбуны и другие. Однако в большинстве своем они мелкие и средние, за исключением обширных калуговских торфяников, правда, уже выработанных.
Район считается одним из самых экологически чистых в Калужской области, он не был затронут чернобыльской радиацией.
Мосальск относится к малым городам России, имея при этом весьма почтенный возраст — более семи с половиной веков. Его население никогда не превышало пяти тысяч человек, ныне оно составляет 4,8 тысячи. Расположен он в 93 км к западу от Калуги.
Городские предприятия и организации связаны с переработкой сельскохозяйственной продукции и обслуживанием сельского хозяйства. Лишь опытный завод и рай-промкомбинат выпускают чисто промышленные изделия.
В состав района входят 18 сельских советов, за которыми остались только административно-территориальные функции. Они объединяют 180 сел и деревень с населением 7,2 тысячи человек. Бывшие колхозы и совхозы преобразованы в 19 КСП (коллективные сельскохозяйственные предприятия). Зимой 1996 года снова начался переход к сельскохозяйственным артелям (колхозам) и новым формам, в частности, к коопхозам (кооперативные крестьянские хозяйства). Помимо коллективных объединений, в районе создано около 30 фермерских единоличных хозяйств. Все они занимаются молочно-мясным животноводством, выращивают зерновые и кормовые культуры, лен, а некоторые — картофель.



Рождение города
Точная дата основания Мосальска неизвестна. Ясно лишь, что вятичи заняли уже освоенное людьми мощинской культуры городище. И само название будущего города не славянское, а с балтийской основой (предположительно «болотистое место»). Речка Можайка тоже имеет балтийское название — «малая».
Киевская Русь с XI в. стала распадаться на все более мелкие княжества, которые назывались удельными. Удел — это земля, полученная князем «в долю» и считавшаяся его личной собственностью.
Мосальские земли входили в Черниговское удельное княжество и назывались «Лесной землей». В летописях XII п. упоминается 27 вятичских городов, в их числе Воротынск, Козельск, Серенск. В дальнейшем их количество возрастает. Появляются такие города, как Мосальск, Мещовск, Серпейск, Таруса. Но понятии «город» к этому времени уже сильно отличается от понятия «городище». Город уже не просто укрепленное поселении, а центр военной, политической и экономической жизни.
В первой трети XIII века с северо-востока в Черниговское княжество вторглись новгородские войска под предводительством князя Ярослава Всеволодовича и его родственников, князей Белозерских и Ярославских. Вот тут впервые и упоминается город Мосальск. Было это в 1231 году судя по всему в конце лета или начале осени.
Ярослав со своей ратью дошел до города Серенска и сжег его. (Сейчас это деревня неподалеку от Мещовска).
Затем новгородский князь двинулся на запад и, подойдя к Мосальску, осадил его. Однако не взял и ни с чем отступил.
Итак, Мосальск показал себя отлично укрепленным поселением, способным выдерживать ожесточенные осады. Новгородцы так и не сумели взять его, понеся значительные потери. Значит, город возник раньше 1231 года, когда летописи описывают это событие, но насколько — остается пока загадкой.
Город был не только военной крепостью. Старые документы говорят о селах, расположенных вокруг Мосальска и о том, что жители их выращивали на своих полях зерновые и овощные культуры. Следовательно, Мосальск был и местным экономическим центром с вполне очевидным торговым значением. Имел выход к реке Рессе, которая представляла собой важный водный путь на водоразделе Десны и Оки. Существовала, по-видимому, и сухопутная, более прямая дорога на торгово-ремесленный Серенск. Наконец, в Мосальске жили ремесленники, которые изготавливали различные предметы хозяйственно-бытового назначения, делали оружие, шили одежду. С большей долей вероятности можно говорить и о мосальских купцах того давнего времени.

Под властью татар и Литвы.
Более 240 лет Русь, в том числе калужская земля, находилась под татаро-монгольским игом. Правда, достоверных свидетельств о том, что город Мосальск (как, например, Козельск или Серенск) подвергался набегам степных орд, нет. Но всю тяжесть татаро-монгольского нашествия он, несомненно, испытал. Об этом есть косвенные данные.
Весной 1238 года татары, не дойдя до Новгорода, повернули назад. Как предполагает писатель В.А.Чивилихин и споем романе-эссе «Память», они двинулись на юго-запад, к Смоленску, по водоразделу между Днепром и Волгой. А часть этого водораздела проходит как раз недалеко от Мосальска, чуть южнее. В таком случае степняки должны были «задеть» этот город левым своим флангом. Ведь надо же было чем-то кормиться и людям, и лошадям.
Можно предположить, что татарские войска побывали в окрестностях Мосальска осенью 1480 года, во время «стояния на Угре». Опять завоевателям приходилось разыскивать пропитание для войска и фураж для коней в местных волостях. А Угра совсем рядом с Мосальском. К тому же татары стремительно отходили от Угры на юг, вполне возможно, и по дороге через Мосальск.
Следы пребывания татар на мосальской земле видны и в названии населенного пункта Баскаковка (Баскак — татарский сборщик дани).
В конце XIV века Мосальск принадлежал Черниговскому| княжеству. От Михаила Черниговского идет и древ древнейший род князей Мосальских. Основателем его стал Юрий Святославович, который в конце XIV века получил от своего отца Святослава Карачевского город Мосальск.
Вопреки существующим мнениям местных жителей, князья Мосальские взяли свою фамилию именно от названия города, а не наоборот, так как они вступили в наследство тогда, когда Мосальск уже существовал более полутора веков. Фамилии русских князей от названий своих владений были довольно.
Раздробившись на мелкие уделы, Черниговское княжество (как и другие) заметно ослабело. Одновременно на западе усиливалось возникшее после объединения отдельных племен и семей Литовское княжество, при помощи войн и родственных связей (через браки с русскими князьями) быстро расширившееся на восток — на славянские земли.
Но вскоре началось «собирание Руси» под главенством Москвы, которая стремилась объединить разрозненные русские уделы.
Естественно, между Москвой и Литвой вспыхнули разногласия, вплоть до вооруженных столкновений. Мосальск в числе некоторых других городов (например, Серпейска) оказался в самом центре этой борьбы, как бы между двумя «жерновами» воюющих соседей.
С 1368 года литовский князь Ольгерд трижды вторгался в пределы Московского государства с юга, через калужски земли. Вскоре (в 1407— 1408 годах) племянник Ольгерда Витольд подчинил себе в числе других городов Мосальск.
А уже через несколько десятков лет литовские князья стали называть Мосальск с волостями своей старинной вотчиной. В самом городе находился панский замок, в селе Вязичня — крупный панский двор, Мощины я Дмитровка были превращены в господарские села. Мосальские крестьяне обязаны были снабжать литовскую знать продуктами земледелия и скотоводства, различными изделиями. Для этого были учреждены натуральные подати (та же дань).
После освобождения от татаро-монгольского ига (1480 год) Московское государство решительно взялось за возвращение захваченных Литвою земель. Русские князья, правившие в этих землях (Одоевские, Воротынские, Белевские и другие), стали переходить на сторону Москвы, особенно после попыток насильственного введения завоевателями чуждой русскому духу католической веры.
В конце концов, в 1492 году Мосальск заняли перешедшие к Москве князья Перемышльские и Одоевские, но не сумели удержать его. В 1494 году война закончилась подписанием мира, по которому часть городов отошла к Москве, а часть все же осталась за Литвой (в том числе Мосальск). Граница снова была проведена по реке Угре.
В апреле 1500 года Иван III сообщил о переходе под его власть князей Мосальских с городом Мосальском. Впрочем, одни из них приняли католичество и уехали в Литву и Западную Русь, получив там новые поместья. Другие наоборот вернулись на родину.
Наконец, 25 марта 1503 года было подписано шестилетнее. перемирие, по которому Мосальск с волостями и городищем Мощинами присоединился к Московскому государству. Так закончилось почти столетнее владычество иноземцев на мосальской земле.

В составе Московского государства
Вступив в подданство Москвы, удельные князья Мосальские лишались своих неограниченных прав. Им было запрещено чеканить монету, судить «за душегубство» (убийство), продавать вотчины, менять и отдавать их в приданное за дочерьми. Земля могла лишь завещаться, и то сыновьям. Если сыновей не оказывалось, она переходила в полное распоряжение государя.
Сразу после подписания перемирия и перехода Мосальска к Москве центральная власть показала, что полной самостоятельности удельных князей приходит конец. В 1504 году Иван III в своей духовной Грамоте завещал сыну Юрию мосальские волости Мощины и Гнездилово. Именно территории, а не только населенные пункты. А царь Иван IV Грозный в духовном завещании 1572 — 1578 годов отобрал у князей Мосальских третью часть самого города и отдал сыну Ивану. В 1593 году бывшая княжеская вотчина — село Чертень — по повелению государя была передана во владение московскому девичьему Вознесенскому монастырю.
К концу XVI века у князей мосальских постепенно были отобраны все их наследственные владения, они перешли в разряд обыкновенных помещиков, в основном мелких и средних. Даже свою гордую фамилию пришлось забыть, а довольствоваться прозвищами — Кольцо, Клубок, Рубец, Ус, Зубатый, Горбатый, Гладыш, Черный, Шулеп и прочими.
В XVII веке фамилии князей Мосальских угасли (а было к тому времени более .340 их отпрысков).
Потомки выехавших за пределы бывшего княжества рассеяны по всему свету: в Прибалтике, Польше, Франции.
После того, как Юрий Святославович принял в удел город Мосальск, род князей Мосальских разделился на три ветви, одна из которых — Кольцовых-Мосальских — имела свой герб. Центральная его часть почти полностью перешла затем в герб города.
В начале XVII века Россию потрясло мощное крестьянское восстание под предводительством Ивана Болотникева. Оно прямо не коснулось Мосальска, но известно, что на стороне Болотникова участвовали некоторые князь Мосальские.
Хотя главной движущей силой восстания были крестьяне и холопы, состав болотниковской армии отличало большой пестротой. Одним из отрядов командовал даже бывший господин Болотникова Телятевский. Так же действовал и князь В.И. Рубец-Мосальский. Он примкнул с своим отрядом к Болотникову и весьма отчаянно сражался против правительственных войск под Калугой, на речке Вырке. Попав в окружение, «мосальские ребята» долго отстреливались, заняв круговую оборону. Затем, не желая сдаваться в плен, сели на бочки с порохом и взорвали сами себя.
Поговаривали, что в том бою Рубец-Мосальский погиб Однако он неожиданно объявился в Москве после занятия ее поляками, встал на их сторону, и вскоре за усердие был приближен ко двору. А польский король Сигизмун III 30 марта 1610 года дал ему в управление Мосальск и несколько сел с деревнями.
В.Ф.Литвин (Литвинов)-Мосальский, наоборот, всю свою энергию отдал ни борьбу с польскими захватчиками В городе Муроме он сформировал дружину народного ополчения, привел ее к Дмитрию Пожарскому и во время штурма Китай-города в центре Москвы геройски погиб.
В первый период после вхождения в Московское государство мосальчанам жилось очень тяжело. В апреле 1629 года четверо князей Мосальских обратились к царю с челобитьем, прося облегчить положение крестьян и уменьшить подати, которыми облагался каждый крестьянский двор. Они писали, что город ближе остальных к «литовскому рубежу» и «разорен до остатка», а крестьяне разбегаются. После литовского владычества и польской интервенции остались страшные разрушения. Достаточно сказать, что в Мосальске в то время было не более 15 домов, не говоря уже о деревнях и селах.


Мосальск в XVII и начале XVIII веков
Со второй половины XVII века Мосальск теряет значение города-крепости. Начинается период налаживания мирной жизни.
Во времена удельных князей особых изменений в формах правления не происходило. Всеми гражданскими и военными делами ведал князь, он был полным хозяином.
В годы литовского подчинения мосальская земля была разделена на округа. Ими управляли особые назначаемые лица — тиуны.
В округа входили великокняжеские дворы и дворцы с пашенными, луговыми и лесными угодьями. Это были имения господаря Литовского. Их обслуживала невольная челядь, а на полях и скотных дворах под неусыпным оком тиунов работали так называемые тяглые крестьяне, обязанные исполнять многочисленные натуральные повинности.
В самом городе находился господарский замок с усадьбами и службами, откуда велось управление округами, а в окрестностях — панские дворы и села.
В XVI и XVII веках основной формой правления становится воеводство. Воеводами были представители высшей аристократии. Они назначались непосредственно из Москвы. Им в обязанности вменялись военные, дипломатические, финансовые и хозяйственные дела, содействие земледелию, торговле и религии, участие в суде. Словом — вся власть.
В Мосальске воеводы менялись довольно часто, можно сказать, они были временщиками. За 79 лет, к началу XVIII века, их сменилось 35 человек.
В 1660 году воеводство принял Трофим Потулов — один из представителей широко известного позднее мосальского дворянского рода. Он так описывал город. «В нем острожные (крепостные) стены еловые, на них две глухие башни. Но стены подгнили, колодец засорился, дорожный выезд подмыло полой водой речки Можайки. Обветшал также кружечный двор, или попросту кабак».
В описании перечисляются старинные предметы, которые применялись тогда в обиходе. Это, к примеру, ставец — деревянная точеная чашка, мера — стандарт для сыпучих тел.
Век XVIII-й начался с административных реформ. По первой из них, в 1708 году, Мосальск с волостями, считавшийся в числе «смоленских пригородов», был приписан к Смоленской губернии.
Однако вскоре, в 1719 году, Петр I провел вторую реформу, в результате которой Мосальск в качестве уездного города включался в Калужскую провинцию, а та, в свою очередь, - в Московскую губернию. Во всем уезде насчитывалось всего-навсего 1165 дворов.
Интересные свидетельства оставил видный деятель той поры, сподвижник Петра I, обер-секретарь Сената Иван Кирилов, который в своей книге «Цветущее состояние Всероссийского государства» (1727 год) собрал богатейший статистический и исторический материал. Есть там сведения и о Мосальске. Город, пишет Кирилов, окружен земляным валом, в нем одна соборная и две приходские церкви, да в уезде 21. Действовал Боровенский монастырь (деревянный). Людей посадских (то есть ремесленников и торговцев, селившихся вне городской стены) 268.
По-новому организуется городское управление с непривычными, на иностранный манер, должностями, введенными любившим всё заморское Петром I. В Мосальске были: «Магистрат, в нем бургомистр 1, ратманов (помощников бургомистра) 2. Крепостная контора, в ней надсмотрщик 1». Магистрат представлял собой выборный орган самоуправления, который формировали «регулярные граждане» — дворяне, купцы, ремесленники. Во главе стоял бургомистр, которому помогали ратманы. Магистрат отвечал за сбор налогов, ведал судом и подчинялся Главному магистрату в Москве. В крепостной конторе «крепили» (оформляли) разные деловые бумаги. Всего, таким образом, городом, управляли, четыре человека. Были еще таможня для взимания торговых пошлин, кабацкая контора и «конская изба», где содержались лошади для почтовых и иных разъездов. Там хозяйничали «бурмистры и ларечные и при них целовальники» (старосты, продавцы съестного и вина, а также должностные лица, принявшие присягу на исполнение определенных обязанностей, поцеловав при этом крест).
В Мосальске медленно, но неуклонно растет население. По второй ревизии (1743 — 1747 годы) в нем проживало 417 человек, что по сравнению с первой ревизией (она закончилась в 1724 году) было в полтора раза больше. Тоже происходило с сельским населением. Если в 1678 году в мосальских волостях насчитывалось 5400 крестьян, то в 1719 году — 11535 человек, или в два с лишним раза больше. Вокруг старых сел и поместий возникают все новые и новые деревни, осваивается пашня на расчищенных от леса участках.
Развивается помещичье землевладение, происходит активная смена хозяев имений. Для крестьян ужесточается крепостное право...

Центр уезда
Как уже говорилось выше, по реформе Петра I 1719 года Мосальск, относившийся к «смоленским пригородам», вошел в качестве уездного города в Калужскую провинцию. Понятие «уезд» тогда означало окружающую местность, волости которой тяготели к городу.
В провинции насчитывалось 9 уездов. Во второй половине XVIII века петровские реформы в этом плане задумала продолжить императрица Екатерина II. Но не потому, что ей так захотелось, а потому, что стали быстро развиваться фабрики и заводы, ремесла и торговля, то есть начали оформляться капиталистические отношения, а феодально-креностнические в старых рамках стали тормозом развития.
24 августа 1776 года вышел указ Екатерины II об учреждении Калужского наместничества (позднее, в 1796 году, преобразованного в губернию). В наместничестве образовывались 12 уездов, но уже не так тяготеющих к определенному центру волости, а как целостные административно-территориальные единицы. Это было очень важно с точки зрения как внутреннего, так и внешне управления.
Наместником в Калугу Екатерина II назначила тверского губернатора генерал-поручика М.Н. Кречетникова. Но прежде повелела ему самолично объехать будущие уезды и потом доложить ей, что Кречетников и сделал осенью 1776 года. Он побывал в Мосальске, Мещовске и других городах, однако, нашел, что они, «не соответствуя своему назначению, ближе к виду деревень». В большинстве своем горожане занимались сельским хозяйством, чтобы как-то прокормиться. И все же Кречетников считал возможным оставить эти города центрами уездов, так они «удобнее входят своим положением» в схему, составленную в Петербурге. Иными словами, верх взял не экономический, а географический признак.
Так Мосальск стал центром одного из крупнейших в наместничестве уездов (вторым после Жиздринского). С этого времени начинается новая глава в его истории.
Уезд занимал огромную территорию. На западе он простирался до рек Снопоти, Болвы и верховьев Угры, на юге — до Неручи и Ужати. Северная граница заходила за Рессу, включая село Лунево с деревнями (нынешний Юхновский район), восточная сохранилась до наших дней.
Через два года был составлен план Мосальска с подробным «изъяснением». По нему видно, что центром города была Пятницкая гора с построенной в 1765 году изумительной по красоте каменной пятиглавой церковью.
Город имел 224 частных и 2 казенных дома, 3 церкви, около 1250 человек населения.
Город делился на ряд слобод и земель, принадлежавших различным группам населения. Слобода (первоначальное значение «свобода») это тип поселений, которые освобождались от уплаты налогов и повинностей. С конца XVIII века слободское население постепенно сливается с городским и уравнивается в правах.
Основное число горожан (1090 человек) проживало на так называемой селидебной земле. Дома с усадьбами строились также на церковной земле и земле «прежних служб служилых людей». Было много садов и огородов, а вдоль торговых и почтовых дорог — почти 590 десятин пашни.




Уезд на рубеже XIX и XX веков
Крестьянская реформа открыла путь к дальнейшему развитию капитализма в России. В мосальскую деревню она принесла глубочайшие изменения.
После перераспределения земли у крестьян уезда ее оказалось 57% от общей площади, у частных владельцев (помещиков, купцов, мещан) 39,7%.
Но теперь и крестьянин становился собственником, поскольку, согласно положениям реформы, обязан был выкупать предоставляемый раньше помещиком надел. Кто сумел, накопив денег, сделать это быстрее, выходил в состоятельные хозяева, кто не сумел — оставался бедняком.
В основной своей массе «лишних» денег мосальский крестьянин никогда не имел. Поэтому даже через 15 лет после реформы всего 415 крестьян стали собственниками земли.
Дворяне же (крупные помещики) полностью сохранили свои преимущества. Средний размер их земельных владений в уезде превышал 700 десятин, в то время как у крестьян-собственников он не доходил и до 30.
Активно стали скупать землю купцы. Причем, размер их собственности приближался к дворянской — 500 с лишним десятин в среднем по уезду.
Крестьяне искали выход из сложившегося положения. Они нашли его, объединившись в крестьянские общества, или товарищества. Собрав деньги в «общий котел», товарищества начали покупать землю у помещиков, особенно у разорявшихся. Такие земли назывались купчими. В 1877 году в уезде насчитывалось 36 крестьянских обществ со средним размером владений почти 102 десятины. Эта собственность делилась в соответствии с внесенными каждым средствами. Так что равенства не было.
Большие перемены в мосальской деревне произошли и в системе управления. Во всех селениях, которые принадлежали одному помещику, были созданы сельские общества. Они, в свою очередь, составляли волости. Сельские общества на своем сходе избирали старосту, волостной сход — волостное правление (состоявшее, из волостного старшины, сельских старост и других выборных должностных лиц), а также волостной суд.
В 1864 году, вскоре после отмены крепостничества, правительство провело земскую реформу. Смысл ее сводился к тому, чтобы дать крестьянам возможность самим вершить свои дела, то есть самоуправляться. Но под главенством дворянства. Причем низшая административно-территориальная единица и в то же время самая густонаселенная — волость не имела своих земских учреждений. Они учреждались, начиная с уезда, где создавались уездные земские собрания и управы на основе выборов.
Однако туда простому крестьянину дорога была закрыта. Для Мосальского уезда действовало условие: имеешь 250 десятин земли — можешь выдвигать свою кандидатуру на выборы, а если меньше — не положено. Ясно, что подобное условие отражало интересы помещиков и купцов. Тем не менее, несмотря на такой состав и ограничения сверху, мосальское земство сумело сделать много полезного в образовании, культуре, здравоохранении, в хозяйственном развитии уезда.
Крестьяне продолжали нести многочисленные повинности: ремонтировать дороги и мосты, предоставлять квартиры военным и государственным чинам, содержать органы крестьянского самоуправления, земские школы, больницы и т.д.
Согласно известному энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона на рубеже веков в Мосальске был такой социальный состав населения: 1814 мещан, 544 крестьянина и прочих сословий, 188 купцов и 89 дворян. Простые люди хлеб свой насущный добывали в поте лица, занимаясь земледелием, держали скот. Купцы торговали в десятках лавок, в трактирах.
В 1901 году Мосальск получил народный дом. Он обслуживал различные общественные собрания, там бывали концерты, спектакли, выступал любительский хор. Богатые купцы устроили детский приют и богадельню для престарелых, а служащие организовали потребительское общество.

В годы первой революции
Буржуазно-демократическая революция 1905-1907 годов стала той «генеральной репетицией» (выражение В.И. Ленина), за которой последовал целый ряд общественных потрясений. Самым непосредственным образом эта революция коснулась и сугубо крестьянского Мосальского уезда.
Уезд по существу не имел рабочего класса. Зато, как уже отмечалось, в города России уезжали тысячи отходников. Возвращаясь в родные деревни, они привносили в беспросветную мужицкую жизнь настроения городского пролетариата, идеи революционных преобразований, зарождая в крестьянах протест против самодержавного строя.
Некоторые имели опыт стачечной борьбы и даже подпольной работы, брали с собой нелегальную, запрещенную властями, литературу и читали ее крестьянам.
Яркой фигурой того времени был Иван Пресняков, молодой крестьянин деревни Узломка (ныне исчезла). Он дважды был арестован и выслан за ведение антиправительственной пропаганды.
Деятельность Преснякова была настолько активной, что его заметила большевистская газета «Искра». В номере от 1 мая 1903 года она писала: «... Он был арестован в сентябре 1902 года в Калужской губернии за пропаганду среди крестьян. Когда он сидел в тюрьме в г. Жиздре, с ним произошел следующий инцидент. В камеру к нему явился посетивший Жиздру калужский губернатор и стал его убеждать, что не годится читать запрещенные книжки и сидеть за это в тюрьме. Пресняков ответил на это: «Вы виноваты в том, что я попал сюда. Если бы ваш брат начальство не грабило да не обманывало народ, то мне не надо бы вести пропаганды». Никогда, по-видимому, не слышавший такой смелой речи губернатор вылетел из камеры, как ошпаренный...».
Семена очень резкой антиправительственной пропаганды рабочих-отходников, вчерашних крестьян, крепко связанных со своими деревнями, падали на благодатную почву. Мосальские мужики в политику особо не лезли, а начали погромы помещичьих имений, рубили лес, травили скотом посевы, захватывали сенокосы, отказывались работать на бар. На многочисленных стихийных митингах и сельских сходах составлялись «приговоры» с решительными требованиями к помещикам. Только в ноябре и декабре 1905 года в уезде произошло 11 крестьянских бунтов.
Многие землевладельцы, напуганные выступлениями крестьян, просили срочно прислать войска. Так было не только в Мосальске, но и во всей Калужской губернии, которая 12 декабря 1905 года в связи с бурным революционным движением была объявлена «на положении чрезвычайной охраны».
Однако это мало что дало. В 1906 году в уезде продолжалась агитация против правительства и самого царя.1 Так, 17 февраля при возвращении на родину после службы на дальневосточном крейсере «Громовой» в Сухиничах был задержан и посажен в козельскую тюрьму крестьянин села Быстрое Мосальского уезда Семен Андриянович Цопин. Он соизволил публично «площадными словами ругать лиц царской фамилии».
Революция была подавлена. В Мосальский уезд, бывший в числе других «особо угрожаемых районов Калужской губернии», власти направили казаков и пехотинцев. Но впереди мосальчан ожидали еще более грозные и бурные события...
Последний раз редактировалось Kotov 24 сен 2012, 12:08, всего редактировалось 3 раз(а).
Kotov
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 01 окт 2011, 14:30

Re: Мосальский край

Сообщение Kotov » 24 сен 2012, 12:06

Вторая революция: Февраль 1917-го
В самом конце февраля 1917 года рухнуло ненавистное народу царское самодержавие. Об этой второй буржуазно-демократической революции — Февральской — местных исторических фактов обычно приводится мало. Между тем они были, и довольно знаменательные.
В Мосальске новая власть утвердилась быстро и без особого сопротивления. Все ждали изменения бездарной политики, осложненной империалистической войной, развязанной буржуазией.
В густонаселенном уезде (в 1917 году число жителей здесь превысило 207 тысяч) появилось множество голодных и нищих.
Крестьяне не имели даже семян, чтобы засеять пашню, не говоря о муке, крупе и других продуктах питания. Мосальчанам недоставало самого необходимого — хлеба, топлива, одежды, обуви. Распространились воровство и бандитизм, часто горели целыми «гнездами» деревенские дома, крытые соломой. В уезде насчитывалось 100 тысяч голодающих — половина всего населения. Возобновились стихийные погромы. Открывшаяся вдруг свобода слова, собраний, шествий, общественных объединений частенько выходила из разумных рамок и оборачивалась беспорядками. Ширилось стихийное крестьянское движение. В Мосальске действовали несколько политических партий — эсеровская, кадетская, меньшевистская и другие.
Через три дня после поступившей в Калугу телеграммы о свержении самодержавия, в Мосальске 4 марта образуется общественный исполнительный комитет из 16 человек. В него вошли все, кто уже был у власти, плюс несколько мещан и торговцев. Комитет отобрал у городового и стражников оружие, то есть разоружил полицию. Ее место заняла милиция, начальника которой впервые не назначили, а избрали.
Избрали также городскую думу из представителей разных слоев населения. А 21 марта были проведены выборы уездного исполнительного комитета Советов. Он состоял из очень большого количества членов — их было более ста.
Возникло двоевластие. С одной стороны, свою политику проводила буржуазия через органы Временного правительства, важнейшим из которых был комиссариат, с другой стороны — народ осуществлял свою власть через Советы и их исполкомы.
Весьма энергично работал уездный исполком Советов. Он начал отбирать у помещиков луга, другие угодья и далее выселять сопротивлявшихся землевладельцев. Столь смелое поведение исполкома явилось предметом рассмотрения в Москве. Мосальчанам указали на «явную незаконность его распоряжений».
В противовес избранным снизу Советам дворяне создали Мосальский отдел Петроградского Союза землевладельцев.
В июле двоевластие кончилось, всю власть в свои руки забрало Временное правительство. Тем не менее в Мосальске продолжают развиваться демократические процессы. Выходит свободная «Мосальская газета», возникает ряд новых общественных объединений, ведется острая дискуссия о земле, выборах во вновь организуемые волостные земства и в центральное Учредительное собрание, проходят многочисленные собрания и съезды.
К осени политическая жизнь в городе и уезде значительно оживляется и обостряется. Все сильнее заявляют о себе большевики, которые небезуспешно завоевывали на свою сторону население, особенно в деревне. Среди них было много возвратившихся с фронта солдат, заводских рабочих из Москвы и Петрограда с партийным стажем. К большевикам на первых порах политики интеллигентского толка относились несерьезно, но вскоре те сказали свое веское слово.
Простой народ отрицательно относился к империалистической войне. Где-то далеко от дома, в холодных и сырых окопах, воевали и гибли солдаты в самом расцвете сил, в то время как их семьи голодали и страдали в тылу. Все же кое-что предпринималось для помощи фронту. Мосальские дворяне, купцы и другие богатые люди вносили денежные пожертвования, действовал уездный комитет по оказанию помощи семьям лиц, призванных на войну, а при уездной земской управе — попечительство.
В течение всего 1917 года главным был хлебный вопрос. Большинство населения уезда получало по 3 — 6 фунтов хлеба на едока в месяц, что не хватало и ребенку. Создаются городской и уездный продовольственные комитеты, которые пытаются обеспечить население продовольствием, доставляя его из других губерний. Однако эти меры мало что давали, хотя бывали и удачные повадки.
Сложным и животрепещущим оставался вопрос о земле. Местная партия эсеров выдвинула лозунг: «Землю тем, кто ее; обрабатывает!»
Звучали призывы к крестьянам объединяться в союзы. Летом был избран уездный Совет крестьянских депутатов, объединивший волости, а 15 и 16 августа он созвал свой съезд. Все делегаты сошлись на том, чтобы земля без выкупа перешла крестьянам.
Политика Временного правительства, тормозившая передачу земли крестьянам, а эсеров — нацеленная на ожидание Учредительного собрания, привела к бунтам в деревне. В Мосальском уезде возобновились самочинные захваты земли, инвентаря и скота помещиков, грабежи и поджоги имений. Власти теряли контроль над обстановкой. Осенью она накалилось до предела, в Калугу и Москву без конца летели отчаянные телеграммы с просьбой о присылке войск. В одной из них прямо говорилось, что настроение, масс «граничит со взрывом.»
И взрыв грянул.

Третья революция: Октябрь
Известие из Петрограда о победе социалистической революции мосальскими властями было отнесено к «внутренним смутам», которые «довели почти до потери надежды на успокоение».
Сразу же после этого известия, а именно 27 октября, буржуазия города образовала «комитет по борьбе с анархией», как она называла революционные события. Вскоре, однако, все убедились, что никакая это не анархия, а продуманная, учитывающая настроение народа в те сумбурные дни политика.
8 (21) ноября 1917 года в Мосальске состоялся съезд крестьянских депутатов. Он потребовал передать всю власть крестьянскому Совету, а учреждения Временного правительства — комиссариат и милицию упразднить. Потом, правда, под влиянием эсеров Совет стал выжидать и активных действий не предпринимал.
На выборах в Учредительное собрание в Мосальском уезде победили большевики. На втором месте оказались эсеры, на третьем — кадеты.
Уисполком приступил к активным действиям. Он ввел единовременный налог с помещиков, купцов и подрядчиков, освободил на полгода от квартирной платы рабочих и служащих, руководил организацией Советов крестьянских депутатов в волостях, избранием делегатов на уездный съезд.
Съезд состоялся 8 (21) декабря 1917 года. Он высказался за поддержку Советской власти и ее декретов (эту дату принято считать провозглашением Советской власти в Мосальском уезде).
В резолюции говорилось: «Политика компромиссов и соглашательства с буржуазией ведет страну к гибели, останавливает ход революции и создает почву для контрреволюции. Спасти родину от гибели и сокрушить гидру контрреволюции, прекратить кошмарную войну и укрепить завоевания революции, дать дальнейший ход революционному движению — может лишь власть самого народа, власть рабочих, солдат и беднейших крестьян, которая в настоящее время осуществлена II Всероссийским съездом Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов в лице (Совета) Народных Комиссаров, которым издан ряд декретов».
Следующий уездный съезд крестьянских депутатов проходил 29 декабря 1917 года (11 января 1918 года).
Выборные от волостей дали председателю Совета, делегату на Всероссийский съезд И.М. Казенникову такой наказ:
«1) Непреклонная воля крестьян.
2) Полная отмена частной земельной собственности.
3) Запрещение пользования наемным трудом для земельной обработки.
4) Учредительное собрание должно решить вопрос о мире и детально разработать земельную разверстку.
Распределение зерновых семян, живого и мертвого инвентаря по губерниям.
Вся же власть должна по-прежнему принадлежать Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Если же Учредительное собрание вместо экономических функций займется борьбой за власть, то не останавливаться перед разгоном Учредительного собрания, как не соответствующего своим задачам».
Фракция большевиков 1 губернского съезда Советов отметила в начале февраля 1918 года, что в Мосальском уезде имеется 4 организации социал-демократов (большевиков), власть в руках Советов, помещичьи земли конфискуются.
Съезды крестьянских депутатов в уезде тогда проводились очень часто. Вопросов накапливалось много, их надо было быстро рассматривать и решать. Съезды выбирали исполком, состав которого постоянно обновлялся.

Мосальчане в гражданской войне
С лета 1918 года разгорелся зловещий огонь гражданской войны. В июле губернский исполнительный комитет запретил партию левых эсеров, у которых было очень сильное влияние в крестьянской среде. Запрет последовал после эсеровских мятежей в Медынском, Перемышльском и соседнем с Мосальским Жиздринском уездах.
Чтобы беспорядки не перекинулись на территорию района, мосальские власти приняли меры, создав временную комиссию по борьбе с контрреволюцией. Местные эсеры были сняты с занимаемых постов и уволены из советских учреждений. Остался лишь И.В. Карпиков, который имел большой политический опыт, являлся делегатом II Всероссийского съезда крестьянских депутатов (ноябрь 1917 года), III и IV Всероссийских съездов Советов, членом Всероссийского Совета крестьянских депутатов второго созыва (ноябрь 1917 — январь 1918 года) и членом ВЦИК третьего созыва (январь — март 1918 года) от Мосальского уезда.
И.В. Карпиков порвал со своим эсеровским прошлым и в октябре 1918 года вступил в партию большевиков.
После реорганизации уездного военкомата летом 1918 года началось создание волостных комиссариатов, которые принялись набирать молодых парней и мужчин в Красную Армию. В некоторых волостях крестьяне воспротивились этой работе, пришлось из уездного центра посылать особых агитаторов для «уговоров».
К 15 июля удалось записать добровольцами 116 человек. В Мосальске была сформирована запасная команда из 61 человека.
Во всех волостях было введено военное обучение населения. Мосальчане учились стрелять из винтовок, метать гранаты, строить заграждения и укрепления. На первых порах обучалась молодежь от 18 до 25 лет, а затем взрослые от 26 до 40 лет.
Осенью был объявлен всеобщий призыв в Красную Армию. Из Мосальского уезда туда ушло 1819 сравнительно подготовленных новобранцев, а 44 бывших матроса поехали добровольцами в создаваемую Волжскую военную флотилию.
В марте 1913 года главная опасность возникла на Восточном фронте, где, по словам В.И. Ленина, решалась судьба революции. Перешел в наступление адмирал Колчак со своим многочисленным войском. Пленум ЦК РКП(б) принял специальное постановление о мобилизации в Красную Армию от 10 до 20 процентов партийных организаций. Недавно созданная Мосальская уездная парторганизация отправила на Восточный фронт 94 коммуниста — 35 % своего состава.
Красная Армия сумела отбросить Колчака за Урал. Однако летом 1919 года белые предприняли наступление на юге, на сей раз во главе с генералом Деникиным. К осени фронт приблизился к границам Калужской губернии, и она была объявлена на военном положении.
В Мосальске 29 сентября был образован революционный комитет, который сосредоточил в своих руках всю власть и ввел строгий порядок. Чрезвычайный уездный съезд Советов, состоявшийся 25-26 ноября 1919 года, подтвердил готовность мосальчан отстаивать советскую власть.
Уездная партийная организация, отправив коммунистов на фронт, значительно сократилась. Чтобы влить в свои ряды свежие силы, с 7 по 14 ноября она провела «партийную неделю». За эти дни в партию вступили 224 человека. А всего к началу 1920 года в 23 партийных ячейках насчитывалось 425 коммунистов. Ко всему населению это было мизерное количество, но достаточно сильное, к тому же обладавшее всей властью.
С 1 февраля 1920 года в уезде проходила «неделя фронта». Целью ее являлся сбор денег, продуктов и вещей для красноармейцев.
Еще не раз приходилось мосальчанам уходить на фронты гражданской войны — на борьбу против панской Польши, Врангеля в Крыму. Трижды в уезде, как и во всей Калужской губернии, объявлялось военное положение. К осени 1920 года белые войска и иностранные захватчики в составе Антанты потерпели поражение. Гражданская война закончилась.
Многие мосальчане показали себя отважными воинами, стали впоследствии видными военачальниками.
К суровым годам гражданской войны относится рождение уездной комсомольской организации. Она была зарегистрирована 1 марта 1920 года. А несколько позже, во| второй половине марта, состоялся первый уездный съезд РКСМ. Председателем укома стал Сергей Тарновский. Многие ребята уходили в Красно Армию комсомольцами.

Первые преобразования Советской власти
Члены первого уездного исполкома Совета крестьянских депутатов, избранного в начале декабря 1917 года, получили под свое главенство (командование) различные отделы. Они назывались комиссарами и имели очень широкие права. Так, комиссар финансов Т.Д. Прокушенков в приказном порядке собрал с местных состоятельных людей 161 тысячу рублей и таким образом рассчитался с долгами по заработной плате со служащими. Самая же главная задача, над которой работал исполком, — это «ликвидация влияния на народ помещиков, кулаков, попов и продажных чиновников, преодоление разрухи, голода и безработицы».
С 1 по 5 июня 1918 года проходит III уездный съезд крестьянских депутатов (тогда, как правило, различные собрания, тем более уездные, растягивались на несколько дней). Съезд признал голод «самым страшным врагом революции», запретил частную торговлю и установил контроль за распределением продуктов первой необходимости. В постановлении подчеркивалось: взять все продовольствие на учет в местных Советах, вести беспощадную борьбу со спекулянтами и взяточниками, не останавливаясь перед самыми крутыми мерами.
В уезде шло ускоренное выселение помещиков из имений, у них отбирались жилые и хозяйственные постройки, сельскохозяйственные машины и орудия, скот, семена — словом, все имущество. Исключение составляли лишь те землевладельческие хозяйства, которые имели меньше 50 десятин земли и обрабатывали ее своим трудом. Но это положение нередко нарушалось.
Такая политика, основанная на насильственных мерах и уравнительном распределении, называлась военным коммунизмом. Летом 1918 года она дополнилась созданием продовольственных отрядов в городе и комитетов бедноты в деревне, которые должны были искать и принудительно забирать «излишки» хлеба у всех, у кого они обнаружатся. 31 августа в Мосальске состоялся уездный съезд комитетов бедноты, который избрал постоянно действующий президиум. По всем волостям, селам и деревням развернулись обыски в дворах не только зажиточных крестьян, но середняков и даже бедняков. Были случаи, когда отбирали последний мешок муки.
Все это вызвало в деревне всеобщее недовольство. В ноябре 1918 года комитеты бедноты, просуществовав всего несколько месяцев, были распущены из-за их «малоэффективности» и нагнетания «напряженности», в чем они обвинялись. С 1 января 1919 года вводится продовольственная разверстка. Она заключалась в том, что каждый уезд, каждая волость и деревня, должны сдать государству заранее установленное количество прежде всего зерна, а затем уже и других продуктов: картофеля, масла, мяса, яиц и т.д.
В уезде было создано три районных продовольственных комитета. На IV уездном съезде Советов, состоявшемся 26-30 января 1919 года, речь шла о тяжелом продовольственном положении (т.е. голоде) и хозяйственной разрухе. Был избран новый состав исполкома (председатель И.И. Киселев). Он выделил из своего состава трех человек специально для «работы по продовольственному вопросу».
К голоду и разрухе прибавилась безработица. Только в первый год советской власти в уезде числилось около 15 тысяч безработных, особенно из числа бывших отходников: их руки и мастерство не нужны стали в обнищавших городах. К 1920 году сельское производство составляло всего 40 % к довоенному (1913 год) уровню.
Созданный уездный Совет народного хозяйства пытался хоть как-то наладить производство. В Мосальске началось строительство электростанции, мастерских по выпуску сельскохозяйственных орудий в Репинской усадьбе бывших мосальских купцов. Были организованы артели сапожников, столяров, обойщиков, начали работать мельницы, карьер по разработке фосфоритов.
Крестьяне в долг получили от государства на посев больше десятка вагонов семян овса, пшеницы, проса, чечевицы, гречихи и картофеля.
При всех трудностях в уезде с 1917 по 1920 годы вновь открылись 35 школ первой ступени (начальных) и 7 школ второй ступени, в которых занималось 14500 детей. Начали действовать центральная библиотека, 12 районных и 35 сельских, 45 изб-читален, 35 культурно-просветительских кружков, 6 народных домов, 4 передвижных кинематографа, 5 детских домов.
В начале 1918 года было проведено укрупнение волостей, а несколько позже создано 411 сельских Советов. В марте 1921 года 17 волостей выделились в отдельный Спас-Деменский уезд.
С весны 1921 года, после окончания гражданской войны, наступил резкий перелом: вошло в жизнь новое слово НЭП, или новая экономическая политика. Она отменяла продразверстку и заменяла ее продовольственным налогом. После его выполнения крестьянин получал право по своему усмотрению распоряжаться оставшейся продукцией, в том числе продавать ее на базаре. Возвращались частная собственность на мелкие предприятия и частная торговля.
Положение стало быстро выправляться. Как тогда говорили, крестьянин постепенно «вылезал из лаптей в сапоги». Он получил 90 процентов помещичьей и церковной земли, скидку долгов, меньший налог. В городе был впервые утвержден свой бюджет.
В 1923 году сельское производство уезда достигло 90 % довоенной выработки, в полтора раза по сравнению с «военным коммунизмом» увеличилось количество лошадей, коров, свиней и другого скота. У крестьян появились запасы, а после продажи продукции — деньги.

Перед коллективизацией
В начале 20-х годов в Мосальском уезде было до 30 % бедняцких дворов. К беднякам относили тех, кто вообще не имел скота или имел его до двух голов и у кого находилось от половины до полутора десятин земли на едока (т.е. на каждого члена семьи, включая стариков и грудных младенцев). Значительная часть отобранного у помещиков скота и инвентаря была роздана беднякам бесплатно или по самой низкой цене, а часть перешла в созданные в ряде сел и деревень прокатные пункты (зародыши будущих МТС), которые обслуживали крестьянские хозяйства.
На землю в уезде претендовали единоличные и общинные крестьяне, хуторяне, крестьянские объединения, земельные органы, жители города и т.д. В деревне клочки пашни, лугов и пастбищ были разбросаны по разным местам. И вот уездное земельное управление приступило к землеустройству, чтобы свести угодья к единым и обширным участкам. Это была подготовка к созданию коллективных крестьянских обществ.
Вообще-то они начали организовываться у нас сразу после Октябрьской революции. Хотя крестьяне и получили землю, в одиночку трудно было выжить. Далеко не во всех из 18670 крестьянских хозяйств уезда имелись совершенные орудия труда — в основном применялись деревянная соха и деревянная же плетеная борона. Много ли сделаешь такими орудиями? Урожайность продолжала оставаться низкой, не хватало даже семян.
Уже в 1919 году в уезде насчитывалось 40 сельскохозяйственных кооперативов. Это были трудовые артели, товарищества по обработке земли, коммуны. В результате к концу 20-х годов при сплошной коллективизации была взята за основу сельхозартель — всем известный колхоз.
Меньше мы знаем о коммунах. А они начали возникать в Мосальском уезде с конца 1918 года. Одной из первых была коммуна «Прогресс» в селе Верно Ивано-Дубровской волости, выросшая из «трудовой артели неимущих классов» и зарегистрированная 15 ноября 1918 года. В нее вошло 12 семей бедняков из 70 человек. Ей передали из имения выселенного помещика Воробьева 100 десятин пашни, усадьбу, пасеку, плодовый сад из 350 корней, березовый лес, луга, жилые и хозяйственные строения, 35 единиц сельхозинвентаря.
К 15 мая 1920 года в уезде действовало 7 коммун с 407 коммунарами. По уставу в них была общая собственность на все, за исключением одежды, обуви и некоторых личных предметов. Коммунары не могли иметь в своей собственности дом, приусадебное хозяйство, скот, получать за работу деньги и наниматься к другим хозяевам. Продукты распределялись поровну, по едоках. Добывать же все необходимое для пропитания и распределять потом «по своим нуждам» (как было записано в уставе) на практике оказалось невозможным. Да и перепрыгнуть из капитализма сразу в коммунизм никак нельзя. Вот почему коммуны умерли.
Несмотря на неплохую материальную базу, доставшуюся от помещиков, бедняки мало что могли сделать в условиях жуткой разрухи. В 1924 году в уезде развернулась большая работа по созданию различных товариществ, в том числе по обработке земли. В такие товарищества записывались целыми селениями. И сразу же следовали заказы на сеялки, веялки, молотилки, клеверные семена. Но даже всем миром крестьяне не могли все это купить. Что уж тут говорить об одиночках. И уездное земельное управление с горечью отмечало: «Крестьяне охотно идут на всякого рода улучшения в хозяйстве, но вся беда в том, что нет у них средств».
К весне 1925 года, однако, число крестьян выше середняцкого уровня в уезде увеличилось на 15 процентов. Давал о себе знать НЭП. В то же время очень медленно сокращалось количество дворов, имевших одну лошадь и вообще не имевших скота — бедняцких.
«Деревенские» вопросы активно обсуждала XIII уездная партийная конференция, которая проходила в августе 1925 года. Она отметила заметное укрепление сельскохозяйственной экономики. Оно выражалось в увеличении поголовья скота и посевных площадей, в переходе от дедовской «трехполки» — старой системы земледелия — к многополью и травосеянию, которые повышали урожай.
Бедняки и середняки охотно пользовались услугами крестьянских обществ взаимопомощи. В них входили один городской комитет, 5 волостных и 102 сельских. Сельские комитеты объединяли 17507 хозяйств.
В мосальской деревне появились и совершенно новые, непривычные для крестьян образования — советские (государственные) хозяйства, или совхозы. Они организовывались в наиболее сильных бывших помещичьих имениях, на прочной основе. Совхозов на первых порах в уезде числилось 14 со 107 рабочими, они призваны были показать всем крестьянам пример того, как надо вести дело. Однако не показали и вскоре развалились.
... В ноябре 1928 года на общем открытом партийном собрании Мосальской организации ВКП(б) было заявлено: «Нужно идти на углубление коллективизации бедноты». Начинался новый этап — колхозный.

Деревня колхозная
Накануне сплошной коллективизации в Мосальском уезде в единоличном пользовании крестьян находилось 73,8% земли, а в общественном (у сельхозартелей, коммун, совхозов) — всего 4,2%. Основную ее часть имел мелкий хозяин. Но и среди таких хозяев было очень сильное расслоение — от совсем бедных до середняков и богатеев (кулаков).
В конце декабря 1927 года XV съезд ВКП(б) как первоочередную выдвинул задачу коллективизации сельского хозяйства и наметил переход от мелкого к крупному хозяйствованию в деревне на основе социалистической собственности (коллективной), внедрения машин, передовых приемов в земледелии и животноводстве.
В 1929 году был организован Мосальский район (южные волости отошли к Барятинскому району). На этой уменьшившейся территории осталось 60 сельских советов с 300 населенными пунктами. В них и начали коллективизацию, взяв за образец сельскохозяйственную артель, которая наиболее полно сочетала общественные и личные интересы крестьян.
Мосальский район имел свои особенности. Во-первых, он никогда не выращивал в достатке хлеба, а ввозил его со стороны. Зато льна и конопли сеялось в избытке. Во-вторых, если в целом по Калужской бывшей губернии хуторов было совсем немного (3%), то в Мосальском районе — больше половины от всех населенных пунктов. В-третьих, дробность деревень (часто по 8-12 дворов), не говоря о хуторах, близкое расположение их друг от друга. Наконец, в-четвертых, две трети крестьянских семей давали очень мало продукции. А кулацких хозяйств, обладавших хорошей материальной базой и способных производить и даже перерабатывать много продукции, было около 2%. Среди бедняков преобладали отходники и батраки, нанимавшиеся за кусок хлеба к кулакам.
В среднем на семью в районе приходилось только 2,27 десятины посевной площади, что ни в коей мере не могло удовлетворить ни личные, ни общественные потребности. Средний хутор имел 12,57 десятины. В то же время коллективные хозяйства, хотя было их и немного, могли обрабатывать 200-250 десятин. На них и сделали ставку.
Сначала колхозы стали организовывать в каждой деревне, а в некоторых, где жило побольше народа, — по два.
Опора делалась на бедняка, а середняки выжидали и присматривались. При сельских советах были созданы группы бедноты — основное ядро крестьянского актива. Они вели агитацию за колхозы, стремились «укрепить союз с середняками и дать дружный отпор кулаку».
Партия и государство оказывали колхозам ощутимую поддержку: предоставляли льготы по сельхозналогу, выдавали деньги на приобретение машин, на землеустройство. Усиливалось давление на середняка, он вынужден был пойти в колхоз. Этот факт ноябрьский Пленум ЦК ВКП(б) 1929 года назвал «великим переломом».
Такая оценка, видимо, вскружила голову местным властям, и Западная область (куда входил и Мосальский район) была, вопреки указаниям центра, объявлена областью сплошной коллективизации. Началась погоня за процентами, насильственная запись в колхозы, раскулачивание, куда частенько попадал середняк. Но весной 1930 года большинство «бумажных» колхозов рассылалось и не смогло даже начать весенний сев.
Ошибки Западного обкома стали предметом обсуждения в Центральном Комитете партии.
Коллективизация началась «по-новому», т.е. более осторожно. В Мосальском районе к концу 1929 года вступило в колхозы всего 125 семей — меньше 1% крестьянских хозяйств. На 1 января 1931 года было 445 (3,4%), но уже к 16 мая этого года их было больше половины! Так что возвратились к усиленным темпам, несмотря на статью Сталина «Головокружение от успехов» и постановление ЦК «О борьбе против искривления партийной линии в колхозном движении» (весна 1930 года), а также предупреждение Ленина о том, что «чрезмерная торопливость в этом деле вредна».
К декабрю 1933 года коллективизация в районе в основном закончилась, но не совсем: оставалось 25 единоличных селений при 263 колхозах. В следующем, 1934 году, единоличников остались считанные единицы. С них брали повышенные налоги и ограничивали в правах. Раскулаченные (куда попало немало середняков) подверглись гонениям, были выселены за пределы района, вплоть до Севера, Казахстана и Сибири.
По партийным путевкам в мосальскую деревню с прибывать так называемые двадцатипятитысячники (из числа 25 тысяч коммунистов, направленных в колхозы). Они работали председателями колхозов, в сельскохозяйственных органах.
22 марта 1931 года Мосальский районный съезд колхозников обсудил и одобрил первый Примерный Устав сельскохозяйственной артели и постановление правительства о введении трудодня как общей меры учета и оплаты труда.
В январе 1934 года организуется машинно-тракторная станция — МТС — в Мосальске, а в 1937 году — Шаховская. Они, несомненно, сыграли важную роль в укреплении и развитии общественного хозяйства.


Великая Отечественная война
Великая Отечественная война... Как и повсюду, в Мосальском районе она не обошла ни одну семью, ни один дом, оказала сильнейшее воздействие на тогдашнее и последующие поколения. А самое главное выявила силу духа и мужество народа.
Вспомним: в 1231 году, в разгар княжеских междоусобиц, Мосальск выдержал недельную осаду и не сдался. В период становления Московского государства он становится крепостью на южной границе. При нашествии Наполеона мосальчане снова берутся за оружие. О многом говорит и такой факт: Мосальский дворянин генерал И.Т. Потулов принимал участие в церемонии сдачи Парижа. А начальник артиллерии корпуса полковник И.В. Васильков, из крестьян деревни Азарово, первым из артиллеристов Первого Белорусского фронта обрушил смертоносный огонь на Берлин.
Давайте посмотрим, какую память о себе оставила минувшая война.
Мемориальный комплекс на въезде в Мосальск со стороны Калуги: аллея Героев, памятные доски со скорбным списком погибших земляков (3670 из 12 тысяч ушедших на фронт не вернулись домой). Обелиски и памятники в селах и деревнях на братских могилах: в районе сейчас 30 воинских захоронений, из них одно воинское кладбище в городе. Есть еще и не исследованные поля сражений, где до сих пор лежат незахороненные останки безвестных героев.
Фашистские захватчики расстреляли, повесили и сожгли заживо 1929 мосальчан, оставшихся в тылу — в основном женщин, стариков и детей. Около 10 тысяч человек было угнано в неволю. На мосальской земле навечно остались лежать более 7,5 тысячи воинов-освободителей. Вот что такое война только на одной маленькой территории скромного сельского района...
Предгрозовая тревожная атмосфера ощущалась в Мосальском районе задолго до начала гитлеровского нападения. Еще в 1938 году газета «Организатор» стала регулярно рассказывать о том, как служат земляки в Красной Армии, печатала их письма.
Мосальчане держали тесную связь со своими посланцами в армию. Так, в ответ на письмо пограничника Николая Елисеева группа бригадиров-полеводов, слушателей межрайонной колхозной школы, обещала учиться на «хорошо» и «отлично», работать по-стахановски. «В любую минуту готовы мы стать на защиту — нашей социалистической родины», — писал Максим Зюлин, только что получивший звание командира артиллерийского орудия. В 1939 году на финской войне первым Героем Советского Союза среди мосальчан стал М.М. Родичев из деревни Григорово. «Трудно представить счастье, радость и гордость за сына — сына бедного крестьянина,» — писал в письме отец героя Матвей Васильевич и призывал его так же самоотверженно служить в армии дальше.
В трудовых коллективах, школах района активизировались организации Осовиахима (добровольное общество содействия обороне, включая химическую защиту, переросшее потом в ДОСАРМ и ДОСААФ), проходили соревнования на звание «Ворошиловский стрелок» и «Юный Ворошиловский стрелок», другие оборонные мероприятия. Например, в Дашинской средней школе в военно-спортивных соревнованиях участвовало 87 учащихся разных классов. В программу соревнований входили стрельба, гранатометание, военно-санитарная разведка, топография, связь (сигнализация флажками с передачей слов), надевание противогаза, тушение пожара. В честь годовщины Красной Армии и Флота райком комсомола провел лыжную эстафету, во время которой 22 активиста побывали в селах и деревнях с беседами о Красной Армии, ее организаторах и героях.
Многие мосалъские семьи дали достойное пополнение Красной Армии, в том числе младшими и старшими командирами.
Перед самым началом войны, 14 и 15 июня, по решению бюро райкома ВКП(б) в Мосальском районе были проведены большие учения по противовоздушной и химической обороне, по борьбе с возможным вражеским десантом. В учениях приняли участие более 3000 человек, сформировано 5 отрядов, 13 команд и 30 групп самообороны. На языке военных это означало не что иное, как объявление боевой готовности номер один...

Оккупация. Отпор врагу
И все же тот солнечный день 22 июня 1941 года стал черным. Святая ненависть к захватчикам сразу же вылилась в многочисленные митинги, которые продолжались и в последующие дни — в городе, во всех сельских Советах. Звучали не только гневные слова, но и твердая вера в победу, готовность грудью встать на защиту Родины.
Уже 23 июня в понедельник, в районной газете «Организатор» были опубликованы выступление по радио заместителя Председателя Верховного Совета Народных Комиссаров Союза ССР и народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова, сводка Главного командования Красной Армии за 22 июня, Указы Президиума Верховного Совета СССР о мобилизации военнообязанных по ряду военных округов и об объявлении в отдельных местностях военного положения.
На призывные пункты потянулись мобилизованные, а молодые парни просились в армию досрочно. Многие приписывали себе возраст, чтобы попасть на фронт.
Писали заявления в военкомат и девушки.
Вся тяжесть труда во имя победы легла на плечи женщин, освобожденных от мобилизации по болезни или старости мужчин, подростков. Вот совсем рядовой, обычный факт в числе многих других: группа подростков колхоза «Красные Гачки» обратилась к своим сверстникам 10-16 лет с призывом помогать старшим в изнурительных и требовавших немалой физической силы полевых работах.
... В июле 1941 года, когда враг подошел к Смоленску совсем близко, в Мосальске создается истребительный батальон. В него вошел партийный, советский и хозяйственный актив, рабочие овощесушильного завода. С 10 августа налаживается выпуск бюллетеня со сводками Совинформбюро.
В ночь на 5 октября началась оккупация района, а утром того же числа немцы вступили в город. На стенах домов, на заборах запестрели приказы, возвещавшие об установлении «нового порядка», с обещанием расстрела за малейшее неповиновение. Не разрешалось ходить из одной деревни в другую даже днем. Особая кара — через повешение — предназначалась за связь с партизанами и выходившими из окружения красноармейцами. Составлялись списки семей коммунистов, офицеров Красной Армии и активистов, подлежащих преследованиям вплоть до расстрела.
И с первых же дней оккупации фашисты почувствовали яростное сопротивление местных жителей. Возглавил борьбу Мосальский подпольный райком партии (первый секретарь Г.К. Котляров, секретарь А.Д. Гусев, член бюро, председатель райисполкома Ф.Э. Павлюков, члены райкома). Он входил в один из четырех подпольных окружных комитетов ВКП(б) под тайным названием «Борский». Из ранее созданного истребительного батальона вырос партизанский отряд, который действовал за Варшавским шоссе. Возникло еще несколько партизанских отрядов: Акуловский (командир А. Семянников), Богородицкий (командир С. Карпушенков), Дубровский (командир Н. Лапшин).
Помимо партизан, активное противодействие оккупантам оказывало практически все население района. Оно сдерживало установленный немцами обязательный сбор продуктов, расчистку дорог от снега, укрывало колхозное имущество, спасало попавших в окружение красноармейцев.


Хроника боевых действий
В результате контрнаступления Красной Армии под Москвой уже в декабре 1941 года 50-я и 49-я армии Западного фронта, а затем 10-я армия и 1-й гвардейский кавалерийский корпус генерала П.А. Белова приступили к освобождению калужской земли.
6 января 1942 года 325-я стрелковая дивизия, входившая тогда в 10-ю армию, овладела городом Мещовском. Предстоял путь с боями дальше, на запад. Командир дивизии полковник Н.Б. Ибянский (его имя носит сейчас одна из улиц нашего города) лично возглавил усиленный передовой отряд. Пять десятков пулеметов и пушки поставили на лыжи, на лыжи стали бойцы. Отряд по глубокому снегу, по нерасчищенному большаку двинулся в сторону Мосальска. Ночью пришлось принять бой у деревень Шалово и Воронино. К утру отряд и следовавшие за ним части дивизии подошли к Мосальску.
Немцы хорошо укрепили окраинные дома, заминировали подходы. Было принято решение взять Мосальск своеобразными «клещами», охватом. И в ночь на 8 января части дивизии стали обходить город со стороны деревень Васильевское, Ляды, Харинки-Зубово, т.е. с востока, юга и запада. Немцы, увидев угрозу окружения, спешно отступили по дороге на Асетищи-Высокое, на север. Но при этом они успели подорвать и поджечь здания банка, райвоенкома, электростанции, детского дома, дома колхозника и другие.
К полудню 8 января 325-я дивизия вступила в город. Как свидетельствовал командующий 10-й армией генерал Ф.И. Голиков, при взятии Мосальска гитлеровцы потеряли свыше двух батальонов пехоты и часть противотанковой группы. Трофеями дивизии Н.Б. Ибянского стали 32 орудия, 96 автомашин, 31 мотоцикл, более 1000 снарядов и мин, различное военное имущество. Попали в плен около 100 вражеских солдат и два офицера.
В тот же день дивизия установила связь с 1-м гвардейским кавалерийским корпусом и перешла в его подчинение. Она должна была обеспечить прорыв корпуса через Варшавское шоссе, после чего конники намеревались пройти по тылам немцев к Вязьме и соединиться с войсками Калининского фронта. Это завершало бы окружение немецкой группы армии «Центр» начатое во время Московской битвы. 26-28 января корпус подтянулся к шоссе у Полуянова моста, а дивизия очень трудно пробивала здесь «окно». И все равно не всему корпусу удалось пересечь «Варшавку», некоторые тыловые подразделения остались в районе. В 1975 году у Полуянова моста воздвигнут памятник в честь воинов 325-й стрелковой дивизии, обеспечившей начало рейда беловских кавалеристов.
Западную половину района немцы, сумев укрепиться на берегах рек Пополты и Перекши, упорно удерживали вплоть до весны 1943 года. Особенно кровопролитные бои шли вдоль Варшавского шоссе — важнейшей автомагистрали, связывавшей сильную Юхновскую группировку противника с его тылом. Гитлеровцы буквально цеплялись здесь за каждый метр земли, оборудовали в деревнях и вдоль шоссе оборонительные укрепления, опоясали их окопами и колючей проволокой, сплошными минными полями. На 50-километровом участке от Юхнова до Милятина насчитывалось более тридцати таких узлов-крепостей. До сих пор на месте бывшей деревни Доры, недалеко от знаменитой Зайцевой Горы, стоит чуть осевший в землю железобетонный дот (долговременная огневая точка), испещренный осколками и пулями. Он имел все, чтобы его боевой состав мог под надежной защитой вести круговой обстрел из пулеметов в течение длительного времени. Сверху был колпак из прочной брони, так что даже атака с воздуха, с самолетов, не могла разрушит его. По «Варшавке», помимо того, круглосуточно курсировали специальные подвижные отряды пехоты на машинах и мотоциклах, а также пушки и танки.
Во время Сталинградской битвы и сражений на Северном Кавказе 50-я армия Западного фронта, соединения которой располагались в Мосальском районе, развернула активные боевые действия на Варшавском шоссе, стремясь отвлечь, фашистов от переброски войск на Волгу и юг.
В течение лета и осени 1942 года отдельные участки шоссе десятки раз переходили из рук в руки. С аэродрома у села Васильевское (в трех километрах от Мосальска) делали боевые вылеты летчики французского полка «Нор-1 мандия», который одно время там базировался.
К марту 1943 года передний край 50-й армии проходил через деревни Девятовка, Дмитровка, Сычево, Трушково, Красная Гора, Узломка, Чичково, Стрелево. Триста дней и ночей здесь гремели бои. На, рассвете 8 марта 344-я стрелковая дивизия перешла в решительное наступление, как и вся 50-я армия, в общем направлении на Смоленск. К исходу 11 марта отдельные части дивизии вышли на рубеж Астапово-Грачевка-Гришино, а к утру 12 марта очистили от противника деревни Долгое и Коровкино. Так было завершено полное освобождение района от немецко-фашистских захватчиков.
Одно лишь перечисление армейских частей и соединений, участвовавших в освобождении Мосальского района, повергает в изумление и красноречиво говорит об исключительной напряженности боевой обстановки. Это, помимо указанных выше, 143-я, 173-я (народные ополченцы Москвы), 176-я, 340-я, 344-я, 413-я, 13-я, 41-я, 110-я, 116-я, 154-я, 239-я, 290-я стрелковые дивизии, 2-я, 3-я, 10-я и 32-я танковые бригады, 1-я гвардейская и 10-я стрелковые бригады, летчики Первой воздушной армии, Четвертый воздушно-десантный корпус и многие другие.
В середине апреля 1943 года красный флаг победы взвился над легендарной Зайцевой Горой, на границе Мосальского и Барятинского районов, там, где сейчас воздвигнут величественный мемориальный комплекс с Вечным огнем и музеем боевой славы. Нашим войскам открылся путь на запад, и они неудержимо устремились вперед — сначала на Спас-Деменск и Рославль, а затем псе дальше и дальше...


Послевоенное возрождение
Как свидетельствуют Государственные акты о зверствах немецко-фашистских оккупантов, составленные по горячим следам, Мосальский район, помимо людских потерь, понес громадный материальный ущерб. Было полностью уничтожено 112 сел и деревень, имущество 54 колхозов, 670 скотных дворов и птичников, около 4000 хозяйственных построек (амбаров, риг, сараев и т.д.). Оккупанты отбирали у населения скот, птицу, продукты питания, личное имущество, одежду, обувь, конный транспорт. Особо пострадавшими были признаны 973 крестьянских двора. Общие потери составили 492 миллиона 670 тысяч рублей.
После освобождения оказалось, что городское население уменьшилось вдвое, а в деревне работоспособных осталось чуть больше 8,5 тысячи человек, в основном женщин и подростков (мужчины находились на фронте). По сравнению с довоенным временем посевные площади сократились на 37 тысяч гектаров! Из 8670 лошадей, без которых в колхозах тогда нельзя было обходиться, едва насчитывалось 500. Две МТС располагали всего 56 маломощными колесными тракторами и ... одним грузовым автомобилем.
Самые тяжелые испытания выпали на долю женщин и подростков. Они работали на тракторах без кабин с железными сиденьями, пахали землю на быках и коровах, а то и просто копали лопатой, ходили за сорок с лишним километров за семенами на станции Барятинская и Кудринская, косами и серпами убирали хлеб. Лен теребили вручную. Картофель зачастую сажали очистками, поскольку его не хватало не только на семена, а и на еду. За хлебом в городе стояли огромные многочасовые очереди.
В деревнях же хлеб пекли из разных отсевков с добавлением картофеля, если его удавалось сэкономить.
Многие колхозники жили в землянках или наскоро сооруженных хатах-времянках. Там было сыро и холодно.
Активная созидательная работа началась сразу после изгнания фашистов. Большую роль сыграло постановление Совета Народных Комиссаров и ЦК ВКП(б) «О неотложных мерах по восстановлению хозяйств в районах, освобожденных от немецкой оккупации», принятое 21 августа 1943 года. В Мосальск из тыловых областей стали поступать скот, машины, семена и т.д.
В начале июля 1944 года была образована Калужская область. Мосальский район вошел в ее состав, выделившись из Смоленской области.
К этому времени в городе уже действовало восемь предприятий даже несколько больше, чем до войны. Сушзавод выпускал сухой картофель (сухат) и морс, маслопром — масло и творог, промартели «14 лет Октября» и «Свобода» — обувь и одежду, райпищепром мясные продукты и варенье, райпромкомбинат — телеги и сани, столярные изделия. Для строительства широко использовались местные строительные материалы: бутовый камень, кирпич, известь, кровельная щепа, круглый и пиленый лес.
В январе 1945 года партия и правительство приняли два очень важных для калужан постановления: «О руководстве Калужского обкома ВКП(б) сельским хозяйством» и «О неотложных мерах по восстановлению сельского хозяйства Калужской области». Они оказали большое влияние на организаторскую и экономическую работу, в том числе в Мосальском районе. Так, от уплаты налогов и сборов на 1945 год было освобождено 1046 личных хозяйств мосальчан на общую сумму 330 тысяч 238 рублей. В 1948 году полностью были восстановлены Мосальская и Шаховская МТС, а в 1950 году начала действовать третья — Посконская. Осуществлялось строительство жилых домов, в основном рубленых деревянных, а также производственных помещений — животноводческих ферм, складов.
В середине 1950-х годов прошло укрупнение мелких колхозов и сельских Советов. Вместо 203 колхозов стало 55, вместо 29 сельсоветов — 17. Этот процесс продолжался и в последующие годы. В 1954 году на территории 23 колхозов были созданы совхозы «Долговский», «Людковский», «Раменский» и «Шаховский». Это были места, наиболее пострадавшие от войны, сюда государство начало вкладывать значительные материальные средства. Посевные площади в районе увеличились почти на 2500 гектаров, поголовье крупного рогатого скота — на 2000, свиней — на 2700.
По итогам послевоенных пятилеток за добросовестный труд 150 животноводов, механизаторов, специалистов сельского хозяйства, руководителей колхозов, совхозов и обслуживающих организаций района были удостоены государственных наград, в том числе высшей — ордена Ленина.
Однако с середины 1970-х годов рост экономических показателей в районе резко замедлился, кроме отдельных промышленных предприятий. Не помогали и многочисленные программы, разрабатываемые как в Москве, так и в Калуге и в самом Мосальске. Одна за другой стали исчезать «неперспективные» деревни. (Из 300 довоенных сельских населенных пунктов осталось чуть больше 180). Для скота не хватало кормов, его «потчевали» березовыми и хвойными ветками. Шли бесконечные «ударные» субботники, воскресники, недели, декадники и месячники, все больше жителей Мосальска и Калуги направлялось в деревню на помощь.
После апрельского (1985) Пленума ЦК КПСС произшли коренные изменения в высших эшелонах власти, началась новая политика, а за ней — перестройка, время крутых реформ и потрясений...


информация указана с пропусками - подробнее и полно - читайте книгу.
Kotov
 
Сообщения: 6
Зарегистрирован: 01 окт 2011, 14:30


Вернуться в Селения Калужской губернии

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron